среда, 29 апреля 2015 г.

Генриетта Жарыгина "Майолика и модерн"

Майолика на доме страхового общества "Россия" по эскизам Николая Рериха.

      В России майоликой впервые начали заниматься в Абрамцеве под Москвой химик-технолог П.К. Ваулин и знаменитый художник М.А. Врубель. Позже была открыта майоликовая мастерская и под Петербургом в Кикерино. Майоликовые панно по эскизам видных художников вышли на стены домов: бывший дом страхового общества «Россия» на Большой Морской по эскизам Н.К. Рериха; внутренние интерьеры Витебского вокзала (в его художественной отделке принимал участие М.А. Врубель).
      Михаил Александрович Врубель много работал с майоликой. Сохранился камин «Вольга и Микула» в помещении городской детской библиотеки им. А.С. Пушкина на улице Марата, 72 (бывший Дом торгово-промышленного товарищества Бажанова и Чувалдиной).

 
Камин "Вольга и Микула" по эскизам Михаила Врубеля в Доме Бажанова.


Особенно много майоликовой плитки можно увидеть на домах Петроградской стороны и Васильевского острова. Надо только не забывать поднимать глаза и разглядывать стены домов. Каменноостровский проспект был застроен домами в стиле модерн всего-то за 15-20 лет. Какие шпили, «шлемы», башенки, фризы из плитки можно найти в оформлении домов!
      В мастерской Петра Ваулина были изготовлены все изразцы, которыми выложена снаружи и внутри мечеть у Троицкого моста, построенная по проекту Николая Васильева с участием  Александра Фон Гогена и Стефана Кричинского.
                  Генриетта Жарыгина


Соборная мечеть

воскресенье, 26 апреля 2015 г.

Владислав Кетов "След"



    Я  шёл по свежему следу. И было мне очень неуютно. Всем известно, что тигры совершенно не выносят, когда кто-нибудь идёт за ними. 

   В этом случае они делают петлю, заходят сзади и со спины нападают на  преследующего. Несколько часов я шёл, не отрывая  палец от спускового крючка. Стало совсем  неуютно, когда на кордоне я узнал, что перед моим приходом эта тигрица напала на лошадей.  Жеребец со спутанными передними ногами сумел отбить нападение, хоть и  был сильно изранен. Когда я двинулся дальше с кордона, следа уже не было, и я вздохнул с облегчением и надеждой, что наши пути с голодной и обозлённой тигрицей разошлись. Но не тут-то было. Через несколько сот метров я увидел знакомый след снова. И тут мне стало совсем не по себе. К счастью, километра через полтора она свернула с берега в тайгу. Только позже я вспомнил, что у  местных жителей – удегейцев  есть специальный приём для таких случаев.  Они надевают на затылок светлую берестяную маску, похожую на лицо. А тигры, как правило, нападают только  со спины. Такая маска вводит их в замешательство.  Дальше я шёл спокойно,  и ничего мне не мешало любоваться золотой осенью Сихоте-Алиня.
А след я сфотографировал на память.

Рубрика  «Короткие истории длинной дороги», по мотивам путешествия Владислава Кетова